Война в Донбассе недопустима и невыгодна никому


    Война в Донбассе недопустима и невыгодна никому

Читайте начало интервью: Путин официально обнулил свои сроки

— Борис Игоревич, на Украине ситуация сейчас исключительно тревожная. И уже в Кремле заговорили об опасности гражданской войны. Дмитрий Козак сказал, что Россию могут вынудить защищать своих граждан в Донбассе. В Донбассе за время этих событий уже больше 400 тысяч человек получили российское гражданство.

А еще раньше там был референдум. Большинство проголосовали за присоединение к России по примеру Крыма, но Россия не присоединила тогда Донбасс. Тем не менее, граждан России там сейчас уже очень много, а ситуация — действительно очень сложная. Российская власть заявила фактически о готовности защищать своих граждан.

Перед эфиром вы сказали, что у вас особое мнение по этим вопросам. Нас всегда интересует особое мнение. Надо видеть ситуацию с разных сторон. Как вы все это видите, как оцениваете ситуацию? Как, по вашему мнению, могут развиваться события и к чему это может привести?

— Позвольте я уж тогда подхвачу то, что сказали вы. 400 тысяч граждан — это решение российского государства предоставить гражданство этим 400 тысячам людей. Так что наши граждане там появились, поскольку государственная политика России достаточно легко предоставляла жителям непризнанных республик свое гражданство.

А ситуация — действительно очень сложная и крайне тревожная. Ничего особенного в моем мнении, конечно же, нет. Мнение более чем банально: воевать нельзя, тем более нельзя воевать с братским народом. Говорю это не только потому, что в моих жилах русская и украинская кровь течет.

Война невыгодна и недопустима

Такая война — просто недопустима. Такая война объективно — прозвучит цинично, но это так — не выгодна ни российской, ни тем более украинской стороне.

Для Украины такая война — это смертельная угроза государственности.

Для России — это неизбежное ужесточение конфронтации с Западом, которая и так зашла очень далеко, с одной стороны. С другой стороны, экономическая ситуация в России такова, что война для нас была бы чересчур затратной и контрпродуктивной в своих последствиях.

Война приходит помимо воли

Но в мировой истории часто бывало, когда именно воинственная риторика и такое клацанье оружием приводили к войне, даже когда ее не хотела ни одна сторона. Самая классическая история — это, конечно, убийство одного австрийского эрцгерцога, которое обернулось Первой мировой войной и десятками миллионов смертей.

Поэтому я надеюсь, что все наши политики, господин Козак в том числе, прекрасно помнят и знают это тоже. Альтернативы мирному урегулированию этого конфликта нет, как бы не трудна было его реализация. Согласны с этим — абсолютно все.

И единственный формат, в котором это можно искать, который существует, это — так называемый Нормандский формат. Да, он буксует. Именно эти пробуксовки, конечно, во многом спровоцировали нынешнее обострение.

Читайте также »   Алексей Мухин: Наша система здравоохранения успешно справляется с вызовом

— Вы говорите, он буксует. Но украинская сторона или ни о чем не хочет договариваться, или не выполняет уже подписанные соглашения. Порошенко только вернулся из Минска, как сразу же начал говорить о невозможности их исполнения. А потом они просто долго молчали.

Сейчас активно говорят о том, что он не просто буксует, но украинская сторона утверждает, что его невозможно исполнить, они даже не собираются этого делать. И все их заявления и решения идут вопреки всем договоренностям, и обстрелы продолжаются. Получается патовая ситуация с Нормандским форматом.

— Альтернативы все равно нет. И политики всех сторон — и украинской, и российской, и спонсоры этого процесса в Европе — в этом сходятся.

Много в мире есть конфликтов, которые патовые и замороженные, но это не значит, что есть альтернатива мирному решению. А что процесс не двигается с места… — Да, у Зеленского сейчас падают рейтинги.

— Они уже давно упали до плинтуса.

— Просто сейчас начинается подъем у обоих его основных конкурентов на внутриполитической сцене, поэтому он не может себе позволить казаться слабым. Но я не стал бы возлагать все вину исключительно на украинскую сторону. Еще раз повторяю, с какой бы стороны не шла воинственная риторика, это слишком опасно.

— Что воевать нельзя, а худой мир всегда лучше доброй ссоры — несомненно, это — древняя истина. Но если, не дай Бог, пойдет речь о массированных обстрелов мирных жителей, попытках наступления, каких-то зачистках и других агрессивных действиях, к сожалению, очень сложно предположить, что мы никак на это не отреагируем.

— Что Нормандский формат и Минские соглашения не работают, мы с вами не спорим. Но в одном смысле минские соглашения сработали и работают по сегодняшний день включительно. Все-таки уже давно нет полномасштабной войны.

К сожалению, постреливают в этих областях до сих пор и постреливают с обеих сторон. Но постреливают — это ничто по сравнению с полномасштабными горячими боевыми действиями, которые именно Минские соглашения прекратили.

— Безусловно, да.

— Это — самый худой мир, полностью согласен, но все же — это лучше большой войны. И будем надеяться, что войны там не будет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *