Турецкий гамбит 2:0 — можно ли доверять Стамбулу


    Турецкий гамбит 2:0 - можно ли доверять Стамбулу

По мнению турецкого правосудия, убийство спланировано и совершено последователями Фетхуллаха Гюлена — одного из главных идеологических противников президента Турции.

Он и выступил родоначальником идеи о вине гюленистов в преступлении, сделав заявление через двое суток после гибели российского дипломата. Несмотря на слова самого проповедника Гюлена, осудившего убийство, официальные власти Турции транслировали выгодные им тезисы.

Неудивительно, что при расследовании дела правоохранительные органы предпочли закрыть глаза на связи непосредственного убийцы Мевлюта Алтынташа с радикальными террористическими группировками, в том числе «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, бывшая «Джабхат ан-Нусра», запрещена на территории РФ).

Радикальное крыло сторонников движения «Хизмет» (другое название движения Гюлена) считают организаторами попытки переворота и захвата власти в Турции летом 2016 года. После подавления мятежа в стране начались массовые аресты и увольнения, в основном в армии, полиции и сфере образования.

При этом кардинально сменилась риторика относительно трагедии 2015 года с российским Су-24. Первоначально утверждалось, что российский истребитель нарушил воздушные границы Турции, но сразу после путча появилась версия о связи турецких летчиков с гюленистами и намеренной воздушной атаке с целью усилить напряженность в российско-турецких отношениях.

Несколько недель назад предполагаемый виновный в гибели российского летчика вышел на свободу. Срок он отбывал за незаконное хранение оружия, поскольку дело о гибели Олега Пешкова так и не было расследовано в должной мере.

Аналогичные подходы продвигались и во время расследования дела об убийстве Карлова. После заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, уже на третий день после убийства обвинившего в нем гюленистов, стало предельно ясно, что на непредвзятость следствия рассчитывать не стоит.

В настоящее время российско-турецкие отношения сложно охарактеризовать однозначно.

  • С одной стороны Москву и Анкару связывают прочные торгово-экономические отношения, в особенности в области военно-технического сотрудничества и туристической отрасли.
  • С другой — политическое противостояние на Ближнем Востоке и в Северной Африке, балансирующее на грани прямых военных конфликтов, существенно осложняет двусторонние связи.
Читайте также »   Запад атакует Закавказье. Дело за Россией!

Несмотря на взаимные реверансы президентов Путина и Эрдогана, можно смело утверждать, что Россия и Турция находятся в состоянии «гибридной войны».

На фоне взаимных уверений об укреплении многовекторного сотрудничества с Москвой особенно циничным представляется «турецкий гамбит» вокруг убийства Андрея Карлова. Ни для кого не секрет, что боевики «Хайят Тахрир аш-Шам» умудряются мирно сосуществовать с протурецкими вооруженными формированиями, что позволяет сделать вывод об их подконтрольности турецким властям.

В этих условиях наиболее вероятными представляются два основных сценария организации преступления.

  • Первый — месть главарей ХТШ российскому государству за военные успехи в Сирии.
  • Второй — заказное политическое убийство, за которым стоит высшее руководство Турции.
  • Не претендуя на серьезное альтернативное расследование, рискну предположить, кому наиболее выгодно убийство российского посла.

    Позиция турецкого суда, согласно которой гюленисты любой ценой стремятся вбить клин между Россией и Турцией, и идут вплоть до физического уничтожения главы российской дипломатии в Анкаре, отдает восточной вычурностью, и явно шита белыми нитками.

    Даже если предположить непричастность властей Турции к убийству Андрея Карлова, администрация Эрдогана извлекла из него максимальную выгоду, использовав его для расправы со сторонниками движения «Хизмет».

    Турки прекрасно понимают, что в нынешней политической ситуации российское руководство не может подвергать сомнению беспристрастность суда по делу об убийстве Карлова.

    Формально правосудие восторжествовало: лица, признанные организаторами преступления их пособниками, понесли максимально возможное наказание. Окончание судебного процесса должно символизировать максимальную готовность Турции к дальнейшему сотрудничеству с Россией.

    Исторические примеры показывают, что даже у самого лучшего янычара спрятан ятаган за спиной.

    Следствие по делу об убийстве Андрея Карлова должно послужить уроком для архитекторов российской политики на турецком направлении.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *