Номенклатурный Союз Белоруссии и России пора делать реальным


    Номенклатурный Союз Белоруссии и России пора делать реальным

Читайте начало интервью:

Есть ли политическая жизнь в Белоруссии

Суверенитет Белоруссии возможен только в Союзе с Россией

Сергей Лущ: большинство граждан Белоруссии — за интеграцию. Вопрос в степени интенсивности

Сергей Лущ: Запад Белоруссию не отпустит

Белоруссия забуксовала на распутье

— Сергей, что вы думаете о прошедшем Всебелорусском народном собрании и других подобных инициативах, новых предложениях?

— Во многих российских и белорусских СМИ говорили, что Александр Лукашенко сам под себя собрал и создал все эти вещи. Я не думаю, что это было так, потому что продиктовано другими проблемами и задачами.

Вопросы исполнительной дисциплины, конечно, специфические весьма. Но на самом деле можно посмотреть на все это в другой плоскости. Это был вообще-то съезд партии власти. Я так интерпретирую это событие. Поэтому здесь нечему удивляться.

Гораздо интереснее — другое. Мы, возможно, скоро все-таки увидим какое-то воплощение идей и намерений, которые там были озвучены.

Так, например, родился проект народного вече, собрания. Это — хорошая задумка, тем более если этот инструмент создадут так, как он задуман, то он будет свою функцию выполнять.

Пусть он будет даже закреплен в конституционном статусе. Но еще остается ряд вопросов самых базовых. Пока даже непонятно, как он будет формироваться.

— Ваша партия по факту сейчас находится в оппозиции?

— Мы, получается, в оппозиции, да.

— В Белоруссии трудно найти искренних сторонников союза с Россией, выполнения того плана, который сам Лукашенко намечал, но почему-то не выполняет. И в целом Минск считает, что союз нужен, но очень осторожный, Москве там не доверяют. Поэтому приятно видеть, что вы доверяете и понимаете, что Россия не хочет поглощать Белоруссию, а хочет жить вместе с белорусским народом.

— Безусловно.

— Нам действительно надо не ориентироваться на Запад, а идти своим евразийским каким-то путем. Тем более, что сейчас видно, что там все погибает, они сами с собой договориться не могут, но все равно пытаются навязать всем остальным свое видение мира.

— Я не сторонник теории, что если Европа вот-вот развалится, то всем будет только лучше. Никуда она все равно не денется, и наверно, быстро не развалится, но несомненно, что определенная эрозия уже произошла и продолжается.

  • Во-первых, это — отказ от своих европейских традиционных христианских ценностей.
  • Во-вторых, это — фундаментальных изменений всей культурной политики в которой эта цивилизация развивалась всю историю.

Это, конечно, очень серьезный ущерб нанесло европейскому сообществу. COVID только лишь подчеркнул, насколько серьезны все эти новые проблемы, они теперь на самую поверхность поднялись.

Читайте также »   Владимир Шаповалов: России важно определить красные линии для США

Тем не менее, мы все равно на одном континенте живем, поэтому для всех лучше — худой мир, чем старая добрая война, а тем более — новая с современной разрушительной техникой.

Но это не значит, что кто-то нам должен диктовать, как нам жить, выставлять какие-то условия. Мы — вполне самодостаточны в культурном, цивилизационном плане, историческом и технологическом плане.

Союз номенклатурный

У нас, безусловно, есть одна очень серьезная проблема. Несмотря на то, что 20 лет Союзному государству, на самом деле эти связи — больше у нас номенклатурные. Мы очень мало уделяем внимание их реальному наполнению.

Тянули мы 20 лет, но давайте, значит, сейчас начнем это делать. Нам это надо, ведь должен быть союз для людей и союз людей. Очень важно выстроить взаимоотношения горизонтальные, а для этого необходимо создавать условия.

Сегодня COVID-пандемия не дает нам в полной мере развернуть все это, но что-то можно делать уже сейчас. Уже есть позитивные шаги, правильные. Это — увеличение квот, признание взаимных результатов тестирования и так далее.

Но надо сделать более удобной логистику перемещения, чтобы каждый гражданин Союзного государства, не чувствовал себя чужим во всех смыслах: в социальном, экономическом, чтобы он просто мог комфортно перемещаться по всему пространству России и Белоруссии.

Сейчас некоторые российские пенсионеры выбирают себе для проживания на пенсии Белоруссию, потому что им там комфортно и удобно. А многие белорусские молодые специалисты находят себя в России и здорово самореализуются именно там. Но наше взаимное проникновение может быть значительно больше.

— Если все-таки конституционная реформа и другие преобразования, не оправдают надежды белорусского народа, как вы считаете, люди опять выйдут на улицы или все же эта история закончилась?

— Протестная история еще не закончилась. И одно дело — подавление и пресечение каких-то противоправных действий, с чем я в общем-то согласен, потому что это — непорядок. С другой стороны, недовольство у очень многих людей осталось, а у кого-то стало даже больше.

Но есть уже и позитивные новости, какие-то конкретные шаги. Это — очень хорошо. Конечно, не все получится сразу.

Не создавалось раньше в Белоруссии политической культуры. Нам этот путь придется пройти. Я смотрю оптимистично на эти процессы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *