На пути к пропасти: в России имперская идея столкнулась с цивилизационной


    На пути к пропасти: в России имперская идея столкнулась с цивилизационной

Цивилизационная идея сильнее, чем имперская идея. Но у России нет времени для внутренней борьбы. Обо всем этом и многом другом в эфире программы «Точка зрения» Инне Новиковой рассказал директор Центра разработок глобальной политики Сергей Городников.

Читайте начало интервью:

Сергей Городников: Деньги народа идут в проекты близких к власти олигархов

Сергей Городников: в России предлагают ввести каторгу

Богатые и бедные: власть отбирает последнее — Сергей Городников

— Сергей Васильевич, вы сказали, что мы приближаемся к моменту, когда государство не может или не хочет содержать излишнюю интеллигенцию и вообще всех из кого нельзя выжать какую-то прибыль. Так было везде при построении капитализма. К чему это приводило?

Сейчас мы переживаем объективный этап краха нынешнего режима и перехода уже к окончательному становлению капитализма. Это капитализм будет формировать буржуазное национальное общество.

И сейчас мы проживаем самый опасный этап, когда мы можем погибнуть как государство. Так же как империя Наполеона, несмотря на его гениальность, как режим Милошевича в Югославии.

Это — самый опасный период для государства, когда старая система феодального управления рушится, а буржуазные, опирающиеся на интересы огромного числа собственников, еще не созданы.

Еще не произошла эта буржуазная национальная революция, не создано буржуазное национальное общество. Поэтому именно сейчас нас могут раздавить. Все сигналы говорят о том, что в стране исчерпаны ресурсы для продления той политики, которая проводилась последние 30 лет.

Окончательное становление капитализма за счет государства

Мы должны перейти к новому государственному устройству, к новым общественным производственным отношениям, к новому мышлению, к новой системе политического и административного управления, принципиально отличающейся от прежней. Иначе мы не выживем, нас разорвут, как Югославию разорвали, превратят в колонию, и так далее.

— У нас есть большая разница с Югославией.

— Это все связано. Сейчас все, что ни делается в России, это — геополитика. Потому что Россия на грани краха.

— Югославию просто уничтожили, подчинили грубой военной силой. Наша обороноспособность — несравненно выше.

Читайте также »   Возможны варианты: исключат ли Россию из Совета Европы

— Обороноспособность Советского Союза была на порядок выше, чем сейчас у России, но государство рухнуло, потому что его развалили как раз изнутри. И Югославия рухнула не из-за Америки.

Югославия рухнула в первую очередь из-за того, что новые молодые поколения обуржуазились, они не хотели воевать с НАТО. У нас сейчас молодые поколения тоже не хотят воевать с НАТО.

— Да вообще не хочется ни с кем воевать. Худой мир — всегда лучше доброй ссоры.

— Но для молодых россиян сейчас Америка ближе по духу, чем Китай, Иран, Турция и другие естественные и потенциальные союзники России. Америка для молодежи — понятнее и привлекательнее.

— Все-таки не думаю, что для молодёжи Америка ближе. К тому же молодежь — тоже разная, и во все времена она была разная.

— Да, но есть объективные законы развития. Вот есть страна — вроде бы сильная, великая, крепкая. Такой Римская империя были. Но потом пришли какие-то варвары и разрушили, вообще без сопротивления уничтожили огромную Римскую империю, которая до сих пор считается эталоном имперской мощи.

До сих пор все на нее ориентируются. А ее разрушили, потому что римляне просто не хотели воевать. Вот не хотели воевать, расслабились. И так же все империи рушатся. Покажите мне хоть одну империю, которая прожила больше 600 лет.

— Все империи рушатся.

— Абсолютно. И мы рухнем. У нас трансформация совершена в другую форму. Но все-таки есть выход из этой катастрофы, это — переход к цивилизационному развитию, потому что цивилизационное развитие — более высокая ступень, чем империя.

Переход к цивилизационному развитию требует быстрого, ускоренного перехода к капитализму. То есть — буржуазно настроенной революции для быстрой трансформации всего государственного устройства.

Это — единственный путь выхода, единственная национальная идея, которую можно сейчас дать, которая объединит, осмыслит существование и сопротивление окружающему миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *