Мир играет в регби, а Россия все еще в футбол


    Мир играет в регби, а Россия все еще в футбол

Почему — он рассказал Игорю Шатрову в эфире программы «Геополитическая кухня».

Читайте начало интервью:

Подводные постсоветские камни: почему России сложно с соседями

Какой главный страх заставляет США вредить России

«Розовые очки» времен СССР: по каким правилам играет Россия

— Приведу простой пример. Раньше все играли в футбол. Как только кто-то начал постоянно проигрывать, он схватил мяч, понес его и забросил в ворота. На возмущение других игроков он заявил:

Правила изменились. Теперь это новая игра — регби.

А теперь вообще в футбол не играют: объявляют счет матча, который не состоялся, вот и все.

И как в этой ситуации продолжать говорить:

ай-ай-ай, двойные стандарты, вы нам пеняете, а сами?

  • Ответ простой: мир перешел на новые правила игры.

И кое-какие из них не грех было бы принять на вооружение.

Красные линии

Например, сейчас все говорят про красные линии. Этот метод, который, к слову, разработали американцы, действительно, достаточно эффективный.

Но у нас как-то это понимают немножко по-другому, мне кажется.

— Объясните.

— Когда те же американцы говорят: если сделаете то-то и то-то, вы перейдете красную линию. И дальше просто сообщают, что будут в таком случае делать.

Все просто:

вы перешли красную линию и сами, своими руками, запустили некое наше — объявленное заранее — решение. Сами виноваты.

И нам пора действовать так же. С теми же украинцами.

Вы подписались под Минским договором? Выполнили? Нет? Мы не виноваты, выбор ваш.

Вот если вы этот пункт к такому-то числу не выполняете, значит, извиняйте.

— А может быть, еще и принцип экстерриториальности законов американских взять на вооружение? Мы же, например, расследуем преступления в Донбассе против человечности. Может быть, мы другими преступлениями займемся на Украине?

Читайте также »   Панславизм России играет против неё самой

— Может быть. Может быть, если мы расследуем эти преступления, находим виновников, неплохо бы было этих виновников извлекать с территории Украины для того, чтобы они посидели столько, сколько им положено.

— Но это как бы противоречит нашим убеждениям, мы хотим все-таки быть очень чистыми и белыми. Почему мы боимся запачкаться, почему мы боимся, когда никто не боится?

— Мы зачастую — даже самые отъявленные наши либералы — являемся жертвами коммунистической пропаганды. Нам слишком долго втолковывали, что нас не любят, потому что мы строим коммунизм.

Мы пришли к выводу, что коммунизм не получается вроде бы. И решили, что не будем больше его строить. Приходим и говорим:

ребята, мы больше коммунизм не строим, полюбите нас.

А они все равно не любят.

Мы маемся, обижаемся, требуем любви. В голову не приходит, что надо почитать не только то, что вот коммунисты здесь писали, но и на предыдущей странице посмотреть.

Там, где в 14-м году разразилась мировая война. Коммунизма тогда не было, он то в Лондоне, то в Женеве проживал, пиво пил, а война все равно была. А почему? Межимпериалистические противоречия.

А сейчас мы как называем Соединенные Штаты? — Федеральная империя.

А себя как называем?

— Империей тоже называем, да.

— Россия может существовать только в форме империи, да? Ну, вот они, межимпериалистические противоречия.

А что Вы ждали?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *