«Красные линии» современности – где они проходят


    "Красные линии" современности – где они проходят

Что имел в виду Владимир Путин и почему именно сейчас посчитал нужным сделать именно такое предупреждение?

И почему Путин не обозначил эти «красные линии»? Это способ выглядеть жёстким без какого-либо риска? Или разумная тактика, чтобы к рискам противники не подготовились?

Своим мнением об этом в эфире программы «Точка зрения» на «Правда.Ру» поделился политолог, заместитель председателя научного совета ВЦИОМ, ведущий эксперт Высшей школы экономики Иосиф Дискин.

Читайте начало интервью: Кому Путин адресовал предупреждение о красных линиях

— Я хорошо помню, как в начале 90-х годов, Генри Киссинджер мне сказал: «Ты знаешь, демократы и республиканцы хотят одного и того же, но республиканцы лучше умеют считать авианосцы». Учитывать военно-стратегические реалии.

А где-то полтора года назад крупнейший наш специалист по Америке академик Сергей Рогов, вернувшись из Штатов в ужасе говорил о том, что там всерьез рассуждают о возможности ядерной войны.

То есть упал профессионализм, упала ответственность. Но это еще при республиканцах, где много было людей, имеющих опыт ведения переговоров. Сейчас так получилось, что большинство действующих лиц — это люди, которые под влиянием своих идеологических маний, не побоюсь этого слова, не готовы включать разум, не готовы включать разумные аргументы и, самое главное, они не готовы слушать профессиональных военных.

— Получается, что в своем Послании Путин дал понять американцам, что больше мы с ними обсуждать красные линии не будем?

— Не совсем так. Обсуждать будем, а решение будем принимать сами в зависимости от ситуации.

Президент же все время говорит: давайте начнем диалог по условиям в рамках стратегической безопасности.

Это был один из результатов встречи в Хельсинки с Трампом. И надо сказать, некоторое время неформальные консультации на эту тему велись. Сегодня мы призываем ту вменяемую часть администрации Байдена начать соответствующий диалог.

И разговор Герасимова, нашего начальника генерального штаба, с chief of staff — председателем Комитета начальников штаба — тоже зондирование на предмет начала неформальных контактов.

Почему военные? У них так устроено. У них на компьютерах просто появляются модели, что произойдет в результате срыва.

Красные линии сегодня

— А если конкретно: что это могут быть за красные линии в нашем современном мире? Это Сирия и Крым?

— Нет-нет, не об этом речь.

Крым

Крым все (подчеркиваю — все) в военно-стратегических планах не рассматривают как часть территории России. Никто, только Украина. И то в большом угаре, отдельные деятели украинского режима заявляют, дескать «мы силовым образом собираемся возвращать Крым».

Ни к каким стратегическим красным линиям Крым отношения не имеет, никто за Крым воевать не будет.

— Я имею в виду не это. Я имею в виду, что Путин принял решение о воссоединении России с Крымом после того, как на Украине прошел госпереворот, нависла угроза над жизнями русских людей в Крыму. То есть, Киев перешел некую красную линию.

Читайте также »   Эксперт рассказал об уловках Украины в общении с США

— К стратегическим красным линиям все это имеет относительно небольшое отношение. Дело в чем?

Все говорили, что невозможно то хамство, с которым киевские власти начали вести себя после переворота, это терпеть невозможно. И это все вменяемые люди понимают. Поэтому Крым выведен за любые красные линии.

Да, мы поддерживаем территориальную целостность Украины, но Крым — это отдельный вопрос. На который Киев и получил ответ: жесткий и быстрый.

Сирия

Здесь хочу напомнить, что одним из компонентов ассиметричного ответа была поддержка территориальной целостности и суверенитета Сирийской Арабской Республики.

В свое время на одной из телепередач я сказал, что судьба многополярного мира решается на полях Сирии.

Почему? Потому что Россия показала, что она способна обеспечивать защиту, безопасность и суверенитета ряда стран.

Потом аналогичным образом мы смогли защитить Ливию, где идет реальный процесс умиротворения.

Далее Карибский кризис, где Россия асимметрично ответила на размещение американских ракет в Турции.

Арктика

— А сейчас мы способны на такой шаг, как вы считаете, разместить ракеты в Венесуэле, допустим?

— Я думаю, что нас не может не беспокоить, например, размещение ядерных сил в Японии.

Нас не может не беспокоить развертывание ядерных сил в Корее. Я надеюсь, что корейцам хватит ума не ввязываться в это дело. Это одна сторона.

Во-вторых, уже много говорится о том, что началась серьезная борьба за Арктику. Например, попытка демонстративного установления свободы судоходства по Северному морскому пути — это международные воды. Там, к сожалению, ни одного пролива, который был бы уже 24 морских миль, нет, например.

Это красная линия, безусловно. Потому что, например, появление американских ядерных подводных лодок где-нибудь в Баренцевом море с подлетным временем до всеми дорого и любимого нами Санкт-Петербурга 5-7 минут.

Полную версию интервью Иосифа Дискина «Правде.Ру» смотрите в прикреплённом видео.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *