Бунт в Казахстане: кому выгодно, реальные причины и последствия


    Бунт в Казахстане: кому выгодно, реальные причины и последствия

Очагом протестов стал город Жанаозен Мангиустанской области, а формальным поводом для них — резкое повышение цен на сжиженный газ практически в два раза — до 120 тенге (0,27 доллара).

Ход протестов

Массовые демонстрации начались 2 января в городе Жанаозен Мангистауской области после того, как с 1 января цена за литр сжиженного газа возросла до 120 тенге (0,27 доллара). Протестующие требовали снизить цену на газ до 60 тенге (0,13 доллара).

Уже на следующий день протестами были охвачены города Актау и Мангистау, а затем — практически вся западная часть Казахстана. 4 января протесты докатились до столицы страны Нур-Султана (бывшая Астана) и затронули практически все крупные города республики.

По мере распространения их географии волнения радикализировались — от мирных выступлений демонстранты перешли к сожжению полицейских автомобилей. Общее число пострадавших силовиков по состоянию на утро 5 января составило 95 человек, поврежденной техники — 37 единиц.

В ночь с 4 на 5 января президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев издал указ о принятии отставки правительства страны, а также уволил племянника Нурсултана Назарбаева — которого раньше прочили в преемники.

Впрочем, до утверждения нового состава кабинета министров каждый из них продолжает временное исполнение обязанностей по ранее занимаемой должности.

Если в самом начале власти Казахстана проявляли небывалую мягкость по отношению к протестующим (для разгона демонстраций на западе страны силовики выходили без специальных средств), то в Алма-Ате уже применялись бронетранспортеры. В общей сложности были задержаны около 200 человек.

Международные и социальные предпосылки

Организаторы митингов явно учитывали важные особенности западного Казахстана, проигнорированные Нур-Султаном. Сжиженный газ — безальтернативное топливо для подавляющего большинства личных автомобилей жителей Мангистауской области. Поэтому цены на него действительно больно ударили по их благосостоянию.

Западный Казахстан, под которым понимаются Западно-Казахстанская, Актюбинская, Мангистауская и Атырауская области республики — территории, на которых и во времена СССР власть Советов была установлена весьма условно.

Несмотря на значительную концентрацию углеводородов регион славился своей моноэтничностью и причудливыми родоплеменными отношениями и традициями. Он является основным ареалом расселения младшего жуза — одного из трех исторически сложившихся родоплеменных объединений казахов, славящихся самыми непокорными и воинственными жителями.

После развала Советского Союза на нефтегазовых месторождениях воцарилось господство добывающих компаний из России, Китая, Великобритании, Франции, США, Нидерландов и Китая.

Но интенсивная добыча природных ресурсов не привела к равномерному повышению уровня благосостояния жителей западного Казахстана, а, напротив усугубила их социальное расслоение. Именно в западных районах страны наиболее остро стоит вопрос распространения радикального ислама.

Протестные настроения в западном Казахстане наблюдались ещё до распада СССР. Неудивительно, что именно этот регион был выбран для того, чтобы разжечь пламя протестов.

Архитекторы цветных революций

Несмотря на значительный протестный потенциал западных областей Казахстана, было бы наивно полагать, что исключительно ценовая политика на энергоносители спровоцировала столь масштабные волнения.

Характер их развития свидетельствует о целенаправленной отработке технологии цветной революции по украинскому и белорусскому сценариям.

Ни для кого не секрет, что основным экспортером цветных революций на постсоветском пространстве являются США. Открытая часть бюджета на «укрепление потенциала организаций гражданского общества и защиту прав и свобод человека в Казахстане», выделяемого по линии госдепартамента США и американского Агентства по международному развитию (признано в РФ нежелательным), в 2021 году превысила 1,5 млн. долларов.

Эксперты, хорошо знакомые с ситуацией в Казахстане, утверждают, что нынешние протесты не имеют внешнего «кукловода» и общей координации. Что их децентрализация указывает на то, что это исключительно внутренний, собственно казахский бунт.

Вместе с тем, стремительное расширение географии протестных выступлений указывает на то, что их организация носит системный характер.

Да и фирменный почерк организаторов не вызывает сомнений: призывы снимать представителей правоохранительных органов для их последующей деанонимизации, шантажа и террора — блестящий пример несостоявшегося государственного переворота в Белоруссии.

Читайте также »   Владимир Рогов: фильмы ужасов на Украине стали реальностью

Разветвленная сеть чатов WhatsApp и Telegram-каналов, осуществляющих координацию протестов — еще одно доказательство реализации наработанной методики организации цветной революции.

И «вишенкой на торте» стало распространение в них тех самых памяток участникам митингов, которые использовались для организации белорусских демонстраций на русском языке. По-видимому, перевести их на казахский у лидеров протестных акций не было ни времени, ни желания.

Вне зависимости от того, насколько протесты в Казахстане носят внутренний характер, либо инспирированы из-за рубежа, крупнейшими бенефициаром является Запад.

Даже если архитекторы казахстанской революции находятся внутри страны, ведущая роль в стремительно развивающейся ситуации может быть оперативно перехвачена крупнейшими международными игроками.

Что касается еще одного важного фигуранта центральноазиатской политики — Турции — то ее устроит любое развитие событий. Как нынешнее правительство Казахстана, так и протестующие нацелены на пантюркистскую повестку.

Чего добиваются протестующие?

С учетом того, что президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил о госрегулировании цен на газ и отставке правительства, изначальную цель демонстраций можно уже считать достигнутой.

Для того, чтобы «отмотать пленку» с обстановкой в стране Нур-Султан однозначно готов вернуть прежние цены на газ.

Но теперь это требование митингующих уже не является основным. Среди выдвигаемых пожеланий называются самые различные:

  • снижение пенсионного возраста,
  • повышение пособий для инвалидов,
  • отмена обязательной вакцинации,
  • изменение электоральной системы при назначении органов местного самоуправления и уменьшение процентов по ипотеке.

Главный же лозунг на митингах — «шал кет» («старик, уходи») — подразумевает требование к Нурсултану Назарбаеву навсегда уйти с политической арены, а к властям страны — снять с него неприкосновенность.

В остальном требования протестующих бессистемны. Раздаются возгласы с призывом к выходу Казахстана из ОДКБ, роспуску парламента, уже случившейся отставке правительства, разрыву отношений с Россией и Китаем. В толпе демонстрантов отчетливо слышится «Аллаху акбар». Их объединяет лишь стремление к укреплению националистических позиций.

Вокруг истинных намерений архитекторов казахстанских протестов существует множество предположений и домыслов — от государственного переворота до завершения Касым-Жомартом Токаевым «трансфера» власти и полной ликвидации его зависимости от Назарбаева.

При этом наибольшую заинтересованность открыто проявляет беглый олигарх Мухтар Аблязов, проживающий в Лондоне — эдакий Навальный (хотя точнее будет — Ходорковский) в эмиграции. Но уровень его поддержки населением Казахстана не дает оснований полагать, что он всерьез стремится к власти в республике.

Гораздо стройнее выглядит версия о том, что Аблязов осуществляет медийную поддержку покровительствующему ему Соединенному Королевству.

Россия в окружении

Имеющаяся сегодня попытка цветной революции в Казахстане — это удар прежде всего по ОДКБ и в особенности России. Ультимативные предложения Москвы Вашингтону и всему Североатлантическому альянсу, предусматривающие в 10-х числах января наступившего года переговоры по вопросам безопасности на самом высоком уровне, получили асимметричный ответ.

Исходя из характера и массовости распространения протестов, не возникает никаких сомнений, что они были «подвешены» на тонкую ниточку и ждали своего часа. И более удобного случая, чем нынешний, представить было бы сложно.

Первоочередные меры Москвы должны быть направлены на защиту русскоязычного населения Казахстана. Оно полностью выключено из политической повестки страны (участники протестов — исключительно этнические казахи), но, как и при любых массовых волнениях в бывших республиках СССР является наиболее уязвимой социальной группой.

Кроме того, происходящее в Казахстане — наглядный пример того, чего стоит ожидать непосредственно в России.

Усиление социальной напряженности, проблемы с нелегальными мигрантами, их радикализацией и исламизацией — все это требует самого пристального рассмотрения и экстренной работы над ошибками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *