Алексей Мухин: врагов России надо привлекать по закону


    Алексей Мухин: врагов России надо привлекать по закону

Читайте начало интервью:

Встреча Байдена и Путина — темы для разговора

Байден и Путин — кто кому нужен?

После визита Блинкена стало очевидно насколько глубоко и плотно Украина управляется США

Алексей Мухин: Дом профсоюзов Одессы будет в центре Нюрнберг-2

Алексей Мухин: Наша система здравоохранения успешно справляется с вызовом

Рекордный рост смертности: ковид и другие болезни — кто больше

Алексей Мухин: Внутренние террористы — это реально

— Алексей, вы сказали, что если люди на митингах протеста переходят грань закона, призывают к насильственным действиям, то должны отвечать по закону. Конечно, это — совершенно правильно. Но ведь были разные истории, например, задерживали прохожих, потом конечно освобождали и извинились. Но случалось же, что кучи людей просто оказались не в том месте не в то время.

— Не кучи, а отдельные случаи, которые все были разобраны, что называется, обсосаны нашей либеральной общественностью и предъявлены власти в качестве обвинения — вот ваша система. Но это же совсем не так, это — лишь единичные случаи на самом деле.

Хотят нарушить, но избежать ответственности

Хотя они сами это и много еще чего делали просто для того, чтобы избежать ответственности за призыв к незаконным действиям и антиконституционным действиям. Вот для чего они это делали.

— Очень много рассказывали по поводу всяких незаконных методах и просто казусах при подавлении протестов в Белоруссии. Например, что там арестовали какого-то человека, который снимал квартиру, на балконе которой стояла красно-белая коробка из-под телевизора, оставшаяся еще от предыдущих жильцов.

Он даже ни разу не выходил на балкон и не видел ее, но его «замели» — арестовали за то, что он якобы специально выставил ее в знак протеста, что-то там имел ввиду, демонстрируя красно-белый цвет…

— Очень простая тема. Не арестовали, а задержали, потом разобрались и отпустили. Вот и все. Или он в белорусском ГУЛАГе гниет где-то?… Это — время офигительных историй просто начинается. В соцсетях этого полным-полно.

— На самом деле, я понимаю, что и эта публика действительно плевать хотела на законы, и вообще — чем хуже, тем для них — лучше…

— Конечно, эта публика горазда на выдумки, очень много всего они придумывают, вбрасывают, подхватывают эти выдумки один от другого и начинают развивать…

— Они, мягко говоря, игнорируют законы, очень провоцируют, но, с другой стороны, конечно, непривычна такая жесткая дисциплина, такое жесткое следование нормам и законам…

— Пусть привыкают. Соблюдать законы надо в любом случае. Все равно привыкать к этому придется.

— Надо. В 90-е годы, нам беспредела уже хватило. Мы тогда думали, что сейчас немножко подправим, и все будет хорошо. — Плохое уйдет, и все станет лучше.

Читайте также »   Фонарики протеста: окружение Навального в поисках новых идей

— Никогда так не бывает.

— Да, получилось по-Черномырдину — как всегда…

— История французской, русской и любой другой революции ясно показывает, что остается только плохое, к сожалению, а хорошее надо строить по-новому почти с нуля.

— Вы сказали, что должностных лиц других государств, которые работают против России, сносят памятники советским воинам и другими способами способствуют реабилитации нацизма, надо делать персоной нон-грата и возбуждать против них уголовные дела. Конечно, сейчас они не приедут в Россию, но неизвестно, что будет через несколько лет.

— Во-первых, непонятно, почему они так визжат, когда начинаешь принимать санкционные меры в их адрес. Казалось бы, сами говорят: мы никогда не приедем в Россию, у нас нет дел в России и так далее.

Дела в России у них есть

При более внимательном рассмотрении оказывается, что дела у них здесь есть и приехать в Россию они хотят. Возьмите хотя бы того же несчастного Майкла Макфола, который захотел приехать на какую-то конференцию, а в аэропорту выяснилось, что он — в так называемой черном списке.

Но, извините, Майкл, вы сделали достаточно для того, чтобы попасть в этот список. Я полагаю, что на самом деле это — особый уровень лицемерия, когда начинается причитание: «да нам все равно» и так далее.

Нет, ребята, не все равно, тем более, что список стран, которые присоединяются к различным санкционным мероприятиям России расширяется. И расширяется достаточно оперативно. Поэтому с течением времени вы с удивлением обнаружите, что будете сидеть у себя в Оклахоме или в Алабаме. И все.

— Еще есть интересная и неожиданная тема по поводу последствий пандемии. Теперь только четыре процента россиян хотят вернуться в офис после карантина.

— Вошли во вкус.

— Да, ведь дома работать удобнее, не надо ездить каждый день на работу. Зато можно уехать в любую точку мира и работать оттуда. У меня есть знакомый, который работает прямо с яхты. Один наш сотрудник переехал в Ялту и работает оттуда…

— Ну, все меняется, да. Я не вижу в этом ничего страшного. Но, с другой стороны, бывает и по-другому. Я на своем опыте могу судить, у меня две трети сотрудников сейчас работают удаленно, но все ждут возвращения в офис. Офисная работа дисциплинирует.

И я это вижу по уровню работоспособности и эффективности. Когда человек дома, он все-таки начинает расслабляться. И начинает выдавать результат несколько худший, чем он выдавал бы в офисе, имея возможность коммуницировать с коллегами и с руководством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *